ENG  
НОВОСТИ
ПРЕСС-РЕЛИЗ
ЭКСПОЗИЦИЯ
КАТАЛОГ
ОПРОС
ПРОГРАММА
ПАВИЛЬОН
ПРЕССА
ЦА В ВЕНЕЦИИ
КРЕДИТЫ
КОНТАКТЫ
 
   


‹‹‹‹ вернуться к новостям

АРХИВ НОВОСТЕЙ

декабрь 2010

В 2011 году Центральноазиатский павильон на Венецианской биеннале будут представлять Наталья Андрианова, Саид Атабеков, Галим Маданов и Зауреш Терекбай, Ербосын Мельдибеков, Александр Николаев, Марат Райымкулов, Алла и Алексей Румянцевы, Адис Сейталиев, Артем Эрнст.

Имена художников и отобранные проекты были обнародованы кураторами павильона в ходе пресс-конференции, которая состоялась 15 декабря 2010 г. в Бишкеке. С пресс-релизом, распространенным кураторской группой, можно ознакомиться здесь ››››.

сентябрь 2010

В сентябре 2010 года кураторы павильона обратились к художникам с предложением к участию в выставке. Прием проектов был завершен 30 октября. Кураторская группа получила 91 предложение из пяти стран. В настоящее время происходит селекция проектов и утверждение экспозиционного сценария.

материалы открытого обращения кураторов

OPEN CALL

тексты кураторов ›››››

Приглашаются художники из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана

Тема павильона:
Lingua franca - Франк тили

Дедлайн проектных предложений:
30 октября 2010

Контактный адрес для заявок, вопросов, консультаций:
centralasiaart2011@gmail.com


Каким образом и с кем коммуницирует современное искусство Центральной Азии (ЦА)? Кому оно адресовано? На каком языке оно говорит – на лингва франка, языке эффективной коммуникации (см. далее «Кураторские комментарии к теме») или франк тили, наречии чуждых франков?

В коммуникативном аспекте современное искусство ЦА балансирует между двумя полюсами: 1) полюсом коммуникации с международной арт-сценой («Западом»), 2) полюсом коммуникации с локальным сообществом.
Насколько эффективны обе версии коммуникации?

Художникам предлагается творчески осмыслить предлагаемую проблематику в двух проекциях:

1) Глобальная проекция

На протяжении своего существования ЦА-искусство неоднократно подвергалось критике (внешней и внутренней) как явление «экспортное», «адресованное западному потребителю». Означает ли это, что центральноазиатские художники в совершенстве овладели неким интернациональным языком, артистистической лингва франка? Подобная гипотеза актуализирует ряд вопросов, связанных с проблемой «понимания» и «адекватного восприятия» искусства:

- Что такое «интернациональный контекст»? Существует ли язык современного искусства? Кто способен на нем говорить? Надо ли ему учиться? Каковы его конвенции?
- Возможно ли эффективное («без потерь») перенесение локального содержания в интернациональный контекст?
- Насколько адекватно интернациональный зритель воспринимает локальные месседжи?
- Адаптирует ли художник свое произведение для международной сцены и, если да, то каким образом? Какими критериями он при этом руководствуется?

Авторам предлагается отразить в художественных работах свое отношение к проблематике «языка contemporary art» (критика / апологетика; деконструкция / конструктивные предложения).

Возможные ходы:

A. Критический (франк тили) - критическая деконструкция конвенций интернационального contemporary art. Например, анализ конвенциональных амплуа «не-западных художников» – роли «репрезентатора», «представителя», привязанного к своему «контексту»; анализ ожидаемых сюжетов – таких как «Дискурс азиатчины» или «Трудности Третьего мира»; анализ медиальных стандартов современного искусства – когда медиум служит «contemporary-индикатором» и т.д.

Б. Апологетический (лингва франка) - разработка позитивных коммуникативных свойств языка современного искусства и проблематики «взаимопонимаемости». Осмысление тех стратегий, которые могли бы позволить художнику обращаться к международному зрителю в обход навязываемых ему «этнических», «новоориенталистских» и «репрезентаторских» ролей.

Как частный пример - возможен анализ инструментов, приемов и методов, которыми художник пользуется / не-пользуется для овладения артистической лингва франка; исследование эффективности, верифицируемости и творческой легитимности этих адаптивных средств2.
Влияет ли применение этих инструментов и методов на качество художественного произведения?

Размышление, которое предлагается осуществить художникам – с чем и как мы выходим на интернациональную сцену? - есть на самом деле то размышление, которое они нередко осуществляют в повседневной практике. Однако зачастую решение принимается интуитивно. В данном проекте мы предлагаем осмыслить механизмы принятия подобных решений и подвергнуть анализу то, что мотивирует художника, переходящего из локального контекста в интернациональный.

2) Локальная проекция

В данной проекции художникам предлагается исследовать коммуникативный потенциал современного искусства внутри региона. Является ли искусство средством коммуникации (лингва франка) либо элитистской «книжной латынью» (франк тили)?

Вторая версия данного вопрошания - является ли искусство внутри региона полем производства смыслов либо странным («франкский язык»), но уже привычным шоу, частью сервис-entertainment’а?

Возможно ли органичное и эффективное совмещение двух проекций?

*  *  *

1. Моделью интернациональной сцены как таковой может выступить собственно Венецианская биеннале. Можно сказать, что авторам предлагается визуализировать свои размышления о том, какая практика / стратегия нужны художнику, чтобы «попасть на Венецианскую биеннале», и вообще – желает ли он туда попасть...

2. Представляя свои произведения на международной сцене, художник, как правило, прилагает усилия по «переводу»; как минимум - прикладывает к произведению своеобразные словари (субтитры для видео, тексты-пояснения на английском языке, транслитерация имени автора). Не исключено создание разных версий произведения – версии для местного зрителя и версии для интернационального зрителя. Могут использоваться такие приемы, как селекция или редукция («упрощение») и др.


РЕГЛАМЕНТ

К участию приглашаются художники Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

Художникам предлагается создать новые работы специально для павильона либо предоставить существующие работы, отвечающие проблематике павильона, и созданные не раньше 2009 года.

Медиа и формат работ не регламентированы.

Проектное предложение может быть составлено в свободной форме, но должно включать:

- Описание работы (название, синопсис, технические характеристики, размер, рекомендации по экспонированию).
- Эскизы / стилы / имиджи.
- Контактные данные автора.

Дедлайн проектных предложений и эскизов: 30 октября 2010.

Контактный email (для проектных предложений, вопросов, консультаций):
centralasiaart2011@gmail.com


КУРАТОРСКИЕ КОММЕНТАРИИ К ТЕМЕ

Проблематика «неродного языка» и сюжет проекта

Для обозначения феномена неродного контактного языка в современной лингвистике существует термин lingua franca, историческое происхождение которого связано с одноименным смешанным языком, соединявшим в Средние века носителей романских языков с одной стороны, и арабского, а также турецкого, с другой. Название представляет собой итальянский перевод (лексика языка включала множество слов венецианского диалекта) арабского термина «франкский язык», поскольку арабы именовали «франками» всех европейцев.

До 1991 года в Центральной Азии роль лингва франка играл преимущественно русский язык, в настоящее время на его место все более активно претендует английский язык. Упомянем также, что помимо навязанных языков Центральной Азии пришлось пережить несколько навязанных письменностей: замену арабицы на латиницу, латиницы на кириллицу, кириллицы на латиницу и т.д. Бессознательно сопротивляясь дискурсивному внешнему диктату, Центральная Азия, подобно креольским островам Латинской Америки, культивировала в своих художественных практиках собственно пластический и мусический языки. При этом их концептуальное и теоретическое осмысление, равно как и критические комментарии зачастую оставались уделом культурных метрополий.

Многие искусствоведы полагают, что искусство Центральной Азии Нового времени и современности нередко являлось региональным эхом явлений, которые первоначально получали хождение в «культурных столицах» мира. Согласно нашей гипотезе, объяснение этой «адаптивности» Центрально-азиатского искусства кроется в значительной мере в языке, которым сообща пользуются художники региона. Речь идет о специфике господствующего в Центральной Азии языка-связки, употребляемого в межэтнических и межкультурных коммуникациях, но, в этом своем статусе не всегда достаточного для ведения современной философской рефлексии по поводу судеб искусства, культуры и общества.

На этом общеязыковом фоне проблема вхождения центрально-азиатских художников в интернациональный художественный процесс обостряется по схожим эстетическим причинам - чтобы представлять работы на международной сцене, художники должны обучиться ее языку. Lingua franca сегодня – это собственно интернациональное искусство, минимальными языковыми средствами которого должен владеть любой художник, выходящий к международному зрителю. Особенности изучения и применения этого связующего (vehicular) языка центрально-азиатскими художниками и проблематики, которые характерны для освоения этого очередного "неродного языка", должны, на наш взгляд, стать предметом рефлексии кураторов и художников.

Название павильона Франк тили представляет собой буквальный перевод на казахский (франк тiлi), киргизский (франк тили) и узбекский (frank tili) языки выражения lingua francа. Вследствие этой трансляционной операции происходит дистанцирование от устоявшегося смысла и актуализируется буквальное значение идиомы – «франкский язык» - то есть «внешний язык», «западный язык», «чужой язык, который надо учить». Одновременно термин lingua francа характеризуется положительными оценочными коннотациями (в отличие от другого обозначения контактных языков - «пиджин»), - сам факт его использования подразумевает позитивное отношение к акту описываемой коммуникации. Таким образом, название павильона получает многосмысловую наполненность.

 

54-я Венецианская Биеннале   © 2010-2012 Павильон Центральной Азии